Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Сергей Бирюков (Германия) в цикле "Пункт назначения". Презентация книги "Звучарность" (М, ОГИ, 2013)

Дизайнер звука

 

10 февраля в рамках цикла «Пункт назначения» состоялась презентация новой книги Сергея Бирюкова «Звучарность» , ОГИ, 2013).

Пунктом назначения на этот раз стала знаменитая «Дача на Покровке». 

  «Звучарность» – имя книги Сергея Бирюкова – напоминает о далеких временах отечественного поэтического авангарда. «Мирсконца», «Взорваль», «Зудесник»… – так некогда поэты, бросившие вызов инерции мейнстрима, называли свои сборники, обостряя звучание необычного слова и эпатируя читающую публику. (Хлюстра! – говорил Крученых о сорвавшейся с крюка люстре).

Зал ресторана «Дача на Покровке» будто бы специально был декорирован под это выступление – старые обои, темные портреты, медные самовары. На стене пестрела чудесная акварельная щука, работы Зинаиды Серебряковой, молчаливо взирающая темно-синим глазом на публику. Выглядело все это так, словно какой-нибудь солидный присяжный поверенный пригласил на свою вполне респектабельную дачу входящего в моду диковинного футуриста, чудного ничевока, неведомого будетлянина, а теперь еще и загадочного звучаря. Что, мол, за рэ-волюционное веяние этакое в нынешней литературе?..

Предварявший выступление поэта главный редактор издательства ОГИ, которое и выпустило книгу, Максим Амелин был краток: поэт принес нам рукопись, мы ее издали, а остальное вы сейчас увидите и услышите.

И это действительно надо было видеть и слышать. Сергей Бирюков не просто читал или играл свои стихи – он жил стихами, жил этой книгой, вел нас, его слушателей, по ее пересекающимся сферам, взмывал в небеса, заглядывал в хтонические глубины, вспоминал, пел, ворожил и чудодействовал. Жаль, что напечатанные стихи не передают декламации, аффектации, ажитации, актуализации, то есть всей многообразной – вплоть до жестов и насыщенного молчания – инструментовки его исполнения. «Я не знаю ни одного языка…» – усмехается поэт, но иные стихи звучали по-немецки, иные по-французски и даже – или мне показалось? – по-японски и на суахили. Перевода не требовалось, язык поэзии был и без того явственно ощутим и понятен.

Звучащее, вибрирующее слово, живая фонема, огласовка – в центре мирозданья Сергея Бирюкова. Недаром в названии книги кроется слово «чара», мерцает признание в очарованности звуком. Ведь:

 

стихотворенье написать нельзя

нельзя сложить из строчек сожаленье

но можно голосом по воздуху скользя

предстать пред небом

как его творенье

 

Скольжение голосом по воздуху, расщепление слова, дробление его на множественность звуков и интонаций, выявление в нем движущей энергии противоречий – вот задача поэта. Стихи словно собраны из пучков светящихся роящихся смыслов, образующих единственное и неповторимое целое. Они рельефны, калейдоскопичны, излучают свет и тени, дробятся и собираются на наших глазах.

Вот стихотворение, которое называется «Когнитивное»:

 

тающий берег

 

все думаю

о

горизонте

о

синеве

о

ливне

о

иве

о

ве

 

Эти зияющие «о», словно подзорные трубы, через которые автор вглядывается в предметность вещного мира и видит, что мир этот еще и вещий. И это загадочное ве может означать что угодно: веру, вечность, ветер, велимира, великолепие сущего и его ветхость. Да, собственно, именно это фосфоресцирующий, светящийся пучок ассоциаций и обозначает.

Щедрым жестом автор протягивает нам ключи к своей поэтике: «стихи теней/ тенестихи/ те не стихи/ которые теней /не образуют/ вокруг себя/ вокруг других теней…».

Возвращаясь к названию книги, надо отметить, что это вполне осознанная и даже провокативная экшн-акция дизайнера звукового жеста и основателя легендарной Академии Зауми. Авангард не кончается, он актуален, насущен и необходим. У него мощные корни и могучие живые ветви. Недаром в стихах Сергея Бирюкова так часто звучат имена предшественников и современников: Зданевич, Хлебников, Василиск Гнедов, Елена Гуро, Крученых, Бурлюк, Айги, Пригов…

Опираясь на традицию, если это возможно в авангарде, поэт идет вперед, за «горизонт темы». Он работает над инструментарием поэзии будущего: инструменты поэзии быстро забросить в походную сумку… И, разумеется, стихи «Звучарности» всем строем, всем дыханием, всей энергетикой остро современны.

В зале не было присяжных поверенных, дантистов, провизоров и адвокатов. А если и были, то очень быстро превратились, пресуществились в благодарную, продвинутую публику, которая постепенно вовлеклась в действо, творящееся на ее глазах – робкие одиночные хлопки к концу вечера сменились уверенными, понимающими и созвучными аплодисментами. И это было словно бы еще одно ритмическое произведение поэта-звучаря:

стихотворение – аплодисменты,

голос – эхо,

перезвон звуков

зву – от-зву

Все шло как надо. И даже пестрая бессловесная щука (своего рода антипод и противовес исполнителю) теперь уже вполне благосклонно поглядывала на зал.

«Звучарность» заканчивается анаграмматическим стихотворением, взывающим к нашей интуиции, фантазии, чувству юмора.

АВТОР

ОТВАР

ТАВРО

ТОВАР

РВОТА

Что ж, впечатляющая парадигма.

«Звучарность» – итог и этап в работе поэта Сергея Бирюкова.

Тавро автора, метр мэтра, тропа тропа.

 

Геннадий Калашников

 

ПрезентацияПункт назначенияДача на Покровке 

17.02.2014, 4934 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 — 75368 от 25.03.2019
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru