Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Виктора Коваля «Персональная выставка» (Самара, Цирк Олимп+ТВ, 2014)

 

Три источника и три составные части Виктора Коваля

 

 

15 сентября в «Китайском летчике Джао Да» вьюноши, испещренные татуировками, словно шумерские таблички, наблюдая обилие публики, спрашивали: «А кто сегодня играет?»

Играл Виктор Коваль.

И это действительно была игра. Поскольку Коваль – человек-театр, явление в нашей культуре весьма синтетическое. Именно на этом вечере он явил публике все три своих ипостаси: поэта, актера и художника-графика, которые симметричны актерству, драматургии и сценографии.

Дело в том, что на сей раз Виктор Станиславович представлял свою новую книгу, вышедшую в самарском издательстве «Цирк Олимп + TV». Книга называется «Персональная выставка». Структурно она составлена именно как экспозиция, в различных залах которой представлены классические жанры: «Портрет», «Пейзаж», «Московские зарисовки», «Подмосковные зарисовки», «Метафизическая живопись», «Натюрморт». Без каких бы то ни было «Инсталляций» и «Диджитальных перформансов», поскольку Виктор Станиславович – человек строгих правил.

Естественно, все это ИЗО представлено в вербальной форме. Однако стихи сущностно вполне визуальны, поскольку глаз художника работает постоянно, без перерыва во время писания стихов.

Следует еще сказать и про ухо. Работает оно не только у автора Коваля, но и у слушателя-читателя. Точнее – услаждается. Как вполне точно отметил в послесловии к вечеру Данил Файзов, воздев здоровенный граненый стопарь: «Коваль влюбляет слушателя во все тридцать три буквы русского алфавита, включая твердый знак!»

И это вполне закономерно, это вытекает из его актерской кинематографической биографии. Артикуляцию ему ставил сам Ростислав Янович Плятт – это школа, еще какая школа, спроецированная на сегодняшний день Яншиным и другими великими стариками.

Однако и здесь, ежели просто читать стихи Коваля глазами, чистота фонетики вполне различима. Можно было бы еще что-нибудь  сказать и о музыкальности стиха. Правда, для этого надо не просто опираться на интуицию дилетанта, но и соответствующий диплом иметь.

А теперь собственно о стихах. Начну с совершенно субъективного заявления: при чтении Коваля я немедленно начинаю испытывать эстетический восторг. От осознания того, что так написать не смогу, хоть наизнанку вывернусь. (Таких литературных резонаторов моего центра восторга я встречал не так уж и много, десятка не наберется). Уточняю: «так» – не означает «хорошо». Не смогу никак написать в удивительной поэтике Коваля – ни хорошо, ни средненько, ни изруквонплохо! Потому что у него какой-то иной тип мозгов, сымитировать деятельность которых мне не представляется возможным.

Эта деятельность «чужого разума» постоянно выдает, перепрыгивая через неведомые ассоциативные цепочки, выстраивая свою систему причинно-следственных связей, фокусы, от которых детский восторг и неразрешимая тайна.

 

Человек я небогатый,

Весь в родителя пошел.

Безымянный мой – женатый,

И прокуренный – большой.

 

Не пойду на ужин в 8.

Отойдите! Наблюдаю,

Как проходят километры

Места чудного вокруг!

превращении автора в советскую парковую статую)

 

Известно, надо жить с собою в мире

И о самом себе особенно не грезить.

Считаю, засыпая, «…три, четыре…»

И дальше снится мне, что девять, десять.

 

— Хули делать? – Делать хули.

— Как опять всё те же хули?

Я вчера наделал хулей

Лет на семьдесят вперед.

 

Поднять Нечерноземье!

Подняли Нечерноземье,

а там – Средиземноморье!

 

Виктор Станиславович Коваль работает уже изрядно по времени. Сначала, конечно, было детское актерство, «Дело Румянцевых» и прочие фильмы, где чудный мальчик в коротеньких штанишках и с почти заячьими резцами. Потом принялся за стихи. Чуть позже взялся за графику. И, обладая громадным опытом и значительным багажом содеянного, пришел к летам, когда мог бы быть окруженным учениками, которые преданно глядят в рот.

Однако учеников-то и нет. По той естественной причине, что творчество Коваля уникально. Научить кого бы то ни было его технике и стилистике не представляется возможным. Я не слишком пристально слежу за поэтической ситуацией. Но те, с чьими стихами знаком в той или иной мере, не смогли бы.

Возможно, в стране есть человек, который синхронен Виктору Станиславовичу. Однако занят он каким-то другим делом. Стоит на страже наших рубежей. Вырезает аппендициты. Учит детей физике. Прыгает с подкидной доски вперед и вверх. Преумножает капиталы ритейлерской компании.

Сидит на берегу Волги и смотрит на уплывающие вдаль пароходы. И однажды, через много-много лет, он увидит, как водную гладь рассекает белоснежный красавец с золотой надписью на борту «Виктор Коваль». А из динамиков будет разноситься далеко окрест:

 

Я году в двухтысячном,

Лет трёх примерно без,

Где-то под Мытищами

Углубился в лес.

Утречко студёное.

Для подъема сил

Я сел на пень. Варёное

Яичко откусил.

Откусил – и солнышко

Восстало наверху.

Опрокинув горлышко

Я упал во мху.

Зелень-белень, крошево,

Кашка, клеверок

И всего хорошего

Много между строк,

Между строк, что брошены

Покрываться мхом.

Мхом всего хорошего

Обо всём плохом.

 

Владимир Тучков

 

 

 

Коваль и все-все-все

 

«В идеале стихи Коваля нужно слушать и смотреть в его собственном исполнении. Но всякий держащий в руках его книжку попадает в орбиту космического обаяния, дружелюбия, рыцарственной галантности, величавой чудаковатости. „Персональная выставка“ Коваля – счастливая возможность немного замедлиться, перенастроить оптику, смахнуть с чела и плеч суету. Да, и немного захмелеть – безо всякого фуршета», – так, задолго до описываемого события, закончила я свой текст о новой книге Коваля для журнала «Знамя».

И вот запланированы и презентация, и фуршет, на который, впрочем, я не останусь, не получится.

Пропустить вечер Коваля – себя не уважать. Хотя его последнюю книжку, «Персональную выставку», знаю практически наизусть. Но читать Коваля – одно, cлушать – двойное…

…Слушая Коваля, ловишь себя на мысли, что мало кто сравнится с ним в части исполнительской органики. Дело тут не в Витином актёрстве, органически ему присущем. Стихи читаются автором так, как и должно, как и предписано им звучать Высшим Порядком. Потому контакт аудитории со стихами происходит полный и глубокий. И вот уже «солнышко восстало наверху», и каждый в «Летчике» кожей и глоткой чувствует то, что и должно чувствовать, как это, когда «опрокинув горлышко, я упал во мху». 

Коваль читал, зрители внимали, ведь когда так читают, то и слушается особым образом. Ерзали от удовольствия, смаковали. Его голос взлетал, присаживался, гремел, стихал, лился; в зале много смеялись особым, вкусным смехом радости… Часть стихов звучала впервые. Я как человек, написавший рецензию на презентуемую книжку, ждала в авторском исполнении у развилки на Вербилки, стихи про оптовку, про ремонт, про девушку Розу с ее мухами, про стерлядку и про женщину Наталью. Я не обманулась в своих ожиданиях.

…Весь в золотистом сиянии, на невысоком помосте, за столиком и со стаканчиком бежевого латте, читал Виктор Коваль стихи из новой книжки. Читал прекрасно, но преступно мало. Предписанных регламентом сорока минут не хватило, ни публике, ни для прочтения всего небольшого объема сборника. А так хотелось, чтобы он прочитал, например, свои прозаические «Натюрморты», – не привелось. Ведь и сам автор отмечал, что это новый для него формат, немного за натюрморты волновался, как их читатели воспримут. Мечталось ещё раз услышать мысленный разговор с зав. учебной частью – «с короткой стрижке полненькая завуч» – но увы…

Чтение завершилось, как всё хорошее, слишком быстро. К бенефицианту выстроилась очередь – подписывать книжку, очень, кстати, красивую. Разнеженные слушатели прохаживались в предвкушении фуршета, автор заметки, улыбаясь своим мыслям, шёл восвояси…

 

Татьяна Риздвенко

 

ПрезентацияЦирк Олимп+ТВКитайский летчик 

24.10.2014, 3140 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru