Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Публикация сентября. Стихи Дмитрия Веденяпина

О ПЕРЕМЕНЕ УМА

Весенние стихи

Неожиданная находка,
Или разговор Булата Окуджавы с Мерабом Мамардашвили
после просмотра «Бриллиантовой руки»

Расползлось, растеклось, разлетелось по всей ойкумене.
Зря старались лучи, композиторы, клоуны, все,
Кто старался, включая Андрея, что прыгал по сцене,
Как слова по шоссе сквозь туман полоса к полосе.

Поднимите, пожалуйста, синие взоры,
Так сказать, отряхнитесь от сна.
Вот лежит на боку черный ящик Пандоры,
Сбита крышка – земля спасена.

опять все поют, только Мамардашвили
Сокрушенно скрипит головой.)
Изумительно мыслей твоих чахохбили,
Но надежда сильней, дорогой.

                                   2015

 

* * *
Честно говоря, чушь собачья
По сравнению с… Вот
И птичка поет, что бывает иначе,
Вот и травка растет.

Дежавю плюс… как это… эфирное тело:
Свет на свет выплывает из сна.
Вот лимонница села и снова взлетела.
Что весна – то весна.

                                   2015

 

Летние стихи

Ф.М. Достоевский и А.Г. Сниткина
выходят на Воздвиженку
из метро «Библиотека им. Ленина»

– Это что там за хрен с бородою?
– Ты. – Как я? Это я? – Ну не я же!
Достоевский закашлялся даже.
– Что ты Аня! (Господь, мол, с тобою.)

Вдруг припомнил Настасью, Аглаю
И – со вздохом – что это не Невский…
– Так, смотри-ка и впрямь – «Достоевский»…
Кстати, Аня, зайдем к Николаю.

Он, конечно, старик оголтелый,
И наука его не наука,
Но чудесная все-таки штука –
Философия общего дела.

                                   2015

 

* * *
Все чепуха, труха и шелуха.

Иисус сказал: «Пусть тот, кто без греха…»

Он ничего не говорил про милость.

Но люди разошлись, потупив взгляд,
Тогда, две тыщи лет тому назад.

Сегодня положение изменилось.

Хотя и те ребята были не
Шагаловские дачники в окне,
Не Зингеры в очках, не раби Зуси,

И совесть их не то чтоб не при чем –
Но дело все-таки не в ней, а в Нем,

Не в устыдившихся, а в Иисусе.

                                   2015

* * *
Каждое утро
в течение не то семи,
не то девяти дней
мой приятель
фотографировал семейку опят.

На первом снимке
грибы маленькие, круглые,
крепенькие
(слово из эпизода полувековой давности:
отец раскладывает на крыльце по росту
несколько белых и подберезовиков,
дачная хозяйка прицокивает:
«Крепенькие!»),
на последнем –
темно-бурая слизь.

Вот так и люди:
сначала крепенькие,
потом слизь.
 Или пепел.

То же мне новость,
скажете вы.

Новость не новость,
а интересно.

                                   2015

* * *
Не исключено,
что deja и jamais vue
одно и то же
и имеют такое же отношение к реальности,
как наши представления
о них самих.

                                   2015

Два Федора

Не то чтобы в прямом, скорей в заочном
Эфире повстречались Федор Палыч
И тоже Федор – правильно – Михалыч,
Герой и автор в отпуске бессрочном.

Сошлись и обнялись и ох как славно
Поговорили про детей, про то как
Они жестоки, как вообще жестока
Земная жизнь, жестока и бесправна.

Солировал Федор Михалыч, Федор
 Же Палыч думал: «Ну и типчик!»,
Потом поговорили про изгибчик,
Про женскую всю эту дурь и одурь.

О чем НЕ говорили: о Всевышнем,
Жидках, уделе русских незавидном,
Обоим это показалось лишним,
Пустопорожним, слишком очевидным.

                                   2015

* * *
В серых стеклах, не то зеркалах
На каком-то закате-рассвете
Эта женщина честно светилась впотьмах,
В полумгле-полусвете.

О позорно-неловкие полуслова:
Перелет-недолет, но без них мы,
В смысле я, знать-то знал, но набрел бы едва
На Незнайкины рифмы.

А они хороши. Почему? Потому
Что ботинки и полуботинки,
Да и палка – селедка (одно к одному),
Как подушки-простынки

На диване, нет, полу-диване, тахте
 Или кресле-кровати…
Как вот эта вот женщина в той темноте
На рассвете-закате.

                                   2015

Кукесейнед*


                                   Алиде Пурью
В так называемых посадках
не о сталинских затеях),
В квадратах сосен, как на грядках,
Стоят, желтея,
Игрушечным отрядом Мао,
Распетушившимся не в меру
Под небесами Лахемаа
В заливе Эру.

                                   2015
(*Лисички. В буквальном переводе с эстонского: петушиные грибы)

Варшавская элегия

В кровавых отблесках закатного огня
Я вышел из дому, помятый и небритый,
И мысли черные окутали меня
Как бы туманом ядовитым.

Ни славы, думал я, ни денег ни хрена,
И с каждым днем, ей-ей, слабеют жизни силы,
Народ за Путина, и юная жена
Меня, похоже, разлюбила.

Не зная никого, не знаемый никем
Блуждал я сумрачно по сумрачной Варшаве,
О чем бы не спросил, в ответ неслось: «Не вем».
То так. Сплошной «не вем». А небо все кровавей.

                                   2015

* * *
Мы с папой играли в серсо.
Мне было приятно, однако,
Пока подлетало кольцо,
Душа успевала поплакать

Среди малышей без трусов
На пляже и дядек поддатых
На лавочках у корпусов
Советского пансионата,

Где, глядя в столовский вокзал
Поверх запеканок и вафель,
Я чайную – с громом – ронял
Нечайную ложку на кафель.

Но тут появилась она.
Я выронил вилку и ложку,
Я сам себя выронил на
Залитую светом дорожку.

Ее очевидная связь
Со всем, что и есть непреложность,
Меня затопила, лучась,
Как чистая, в общем, возможность.

Мне начало сниться не то,
Такое, что даже пугает.
Фон Триер, Бердслей и Кокто,
Как щас говорят, отдыхают.

Слепой –от смущения – как Пью,
Как Сильвер – от счастья – неловкий,
Я ел запеканку в раю
Гремящей советской столовки.

                                   2015

О перемене ума

Хорошо, допустим, дело в том,
Что не надо петь с набитым ртом
Ни в прямом, ни в переносном смысле.
Я про все: про пение и про рот
И про то, что нас с тобою ждет
Кривоногий умывальник «Grizzly»,
Если мы не переменим мысли.

Это как в военных лагерях, Думаешь о чем-нибудь , вдруг – бах! –
«Веденяпин, два шага из строя!
Что ж ты, – тут идет беззлобный мат –
Портишь нам статистику, солдат,
Ты ж интеллигент и все такое.
Ну-ка мухой сделал метанойю».

                                   2015

* * *
В Италии я был в музее митр
На выставке старинных клавесинов.

Как если бы этюдник и пюпитр
Поспорили на рощу апельсинов,
Что лучше: цвето- или звуко-ритм,
Внутри царили Бах и Барбарино,
Снаружи пальмы, ласточки и мирт,

В мечтах – Мальвина,
В сердце – Буратино.

                                   2015

Маяк

Старик сидит в прозрачном «помните»,
Как на террасе или в комнате

Среди смеркающихся слов,
Перед окном, открытым настежь,
Где то потухнешь, то погаснешь,
Разглядывая свой улов.

Когда темно и непонятно,
Стон, плач и солнечные пятна.

Там, где ни слез, ни маеты –
Родные вспышки темноты.

                                   2015

* * *
Когда мы подъехали к дому, было уже темно.
Дождь мерцал, ветер дул со стороны залива.
Ты была в белом свитере и сером плаще, как в кино
Бергмана или Годара, в общем, очень красивой.

Пахло жасмином, морем, соснами и травой,
Счастьем, сказал бы я, только не вечным, взрослым,
Где черный мальчик с факелом кружит над головой
Чуть ли не в каждом кадре, — взрослым, чересполосным.

Мы устроили ужин (кстати, может и нет),
Точно чего-то выпили – in vina ve… – иначе
Что ж за кино? Когда я позже выключил свет,
Снова стал виден сад и крыша соседней дачи.

                                   2015

* * *
Кто-то снизу крикнул: «Поручик
И поручик Сунцов прошагал к окну.
Ни души. Пустовал даже грязный стульчик,
На котором вечно кряхтит этот горе-сапожник, ну,
Этот жид – как его? – Шмульчик? Срульчик?…

«Господа, – ни с того, ни с сего прошептал поручик, –
Все пропало: Россия идет ко дну».

                                   2015

* * *
На тропинке иголки, травинки,
На дорожке листочки, сережки,
Крупным планом сапожки, ботинки,
Мельтешащие детские ножки.

Перевернутый смысл пантомимы,
То есть этой заставки-картинки,
В том, что все настоящее мимо
Пролетало, как эти ботинки.

Фильм о школьниках. В классном журнале
 Или на физкультуре по росту
Это мы там, как буквы, стояли,
А оно проносилось, как звезды

По доске то ли южного неба,
То ли карцера – помните карцер
Таганрогской гимназии, где бы
Сел да так и сидел до вакаций?

                                   2015

Кясму. Утро в лесу

Нет ничего прекраснее, чем лес
С нечастыми вкраплениями датчан
На великах и пеших англичан
И даже немцев с картами и без.

В лесу ты есть такой, какой ты есть,
Но лучше, вероятно потому,
Что здесь, в лесу, слышней благая весть
 Или еще Бог знает почему.

В лесу живет прозрачный свет, а в нем
Прозрачный смысл, а с ним любой дурак –
Да что уж там – любой духовный гном
Становится уместным, как овраг,
Болото, камень или бурелом.

                                   2015

* * *
Какая-то птица скрипела,
Название птицы, увы –
Канюк? Пустельга? – улетело
Из ржавой моей головы.

Бывают же птицы на свете
И солнца круги и слои,
Где бабочки делают эти
Балетные взмахи свои.

Бывают же лес и черника,
И лес, и черника, и свет,
И ягель, и море – и дико,
Что этого, может быть, нет

В том месте, куда нас, понятно,
Не то чтоб пустили, но где,
Наверное, было б приятно
Сквозь сосны спуститься к воде.

                                   2015

Паук

Зайдя по ослепительной стропе
На свой веб-сайт от елки до березы,
«Как хороши, как свежи были розы, –
Мурлычет он, – мушиных канапе».

Непросто быть хозяином кафе,
Не говоря уже о целой сети,
Но бланманже из мошек, но спагетти
Из гусениц!.. Большая буква «фэ»,

Как именует «эф» его подруга, –
Эмблема их совместной фирмы: вид
Мухи спереди – волнует и манит
Голодных пауков со всей округи.

Работы много, но сидеть в песке,
Как муравьиный лев – прошу покорно!
Не лучше ль с грудкой мотылька-леггорна
На солнышке качаться в гамаке?

                                   2015

* * *
Надеешься на да, а если нет,
Вот нет и всё, и всем, смежившим очи,
Желают, так сказать, спокойной ночи
И аккуратно выключают свет.

Un vrais monsieur, единственно бесспорный
Знаток, как comme il faut держать лорнет,
Вертинский утверждал, что синий цвет
Для фрака предпочтительней, чем черный.

На сцене, в свете рампы, господа
(Товарищи, – он поправлялся сразу),
Все черное покажется всегда
Как будто пыльным, а артист обязан

Быть вечно новым, свежим, как вода,
И сбился вдруг – надеяться на да.

                                   2015

2015публикация месяцаВеденяпин 

30.09.2015, 4371 просмотр.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru