Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Литинститут. Летняя сессия»–2016

 

За Герцена!

 

25 июня в Зверевском центре состоялся поэтический вечер выпускников Литературного института имени А. М. Горького. Традиция встреч насчитывает уже 12 лет – «аттестационная» серия была запущена с момента основания «Культурной Инициативы». 

– Идея вечеров «Летняя сессия» была в том, чтобы защитить альма-матер. Лит все ругают. А между тем там учились и преподавали неплохие люди, некоторые из них даже здесь сидят. Историю с «Летней сессией» несколько раз поддерживало руководство института. В последнее время мы благодарим за хлопоты Алексея Сосну, директора Зверевского центра и выпускника Лита, – сказал, открывая вечер, Юрий Цветков.

Затем, оглядев зал, пошутил по поводу собравшихся: «студенты» раньше приходили все на «экзамен» и были трезвые. Сейчас же не приходят, а те, кто добрался, уже «подготовились».

Радикальные тексты соответствовали пространству андеграундной площадки и вряд ли бы могли прозвучать со сцены ЦДЛ (встречи литовцев в более официозном формате там бывают). «Культурную Инициативу» и большую часть авторов вечера нельзя назвать завсегдатаями Зверевского центра, но визиты всё-таки случаются. 

Ростислав Амелин, выпустившийся из Литинститута за четыре дня до тусовки, зачитал свои «я презираю и люблю…», «мы съели волчью ягоду. мы стали…», собственные переводы из Блейка, а также ответил на вопросы ведущего Данила Файзова, в том числе о гостях семинара Олеси Николаевой. Младший Амелин сообщил, что на выступления приглашенных гостей не попадал, Энтео не видел, сама же Олеся Александровна очень нравится, считает ее семинар лучшим на данный момент. Ростислав отметил, что в определенных мастер-классах вырастают звезды молодой поэзии. Так, например, у Инны Ростовцевой учились Галина Рымбу, Дарья Серенко, Никита Сунгатов – выпускники прошлого года.

Алексей Сосна продекламировал начало поэмы «Окно», с которой поступал в 1984-м году в Литинститут, начинающееся «Качается толпа на площади Болотной…» и посвящение «Меня Шумов зовет в галерею Зураб…».

Директор Зверевского центра современного искусства еще и прорекламировал выставку Вадима Кругликова «Ликвидация», размещенную в это время в зале: художник и экс-корреспондент программы «Времечко» и «Новой газеты», отправляющийся в Израиль, вроде бы навсегда, устроил распродажу своего имущества, от арт-объектов до штанов, тоже ставших по такому случаю арт-объектами. Кругликов прочитал трагедию «Конец» и триптих «Патриотические поэмы» с длинными перечислениями действующих лиц, витязей, маршалов Наполеона и штатов Америки. Произведения почти подтверждали слова Сосны: «Вадим пишет замечательные матерные стихи, состоящие из цензурных только предлогов». Часть публики тексты смутили, что послужило стихийному совместному удалению на перекур.

Данила Давыдов, закончивший в 2000-м, представил свежие вещи из сборников «Все-таки непонятно, почему ты не дозвонился» и «На ниточках». Было всё, как и положено, у Давыдова: нарочитая небрежность – концовки типа «это всего лишь стихи», «может быть, это уже стихотворение» и эгорефлексии – «а я всегда привык винить себя, а не других», «я – народный поэт». Кто-то из молодежи, кажется, Дмитрий Герчиков, выкрикнул из зала, что Давыдов является негласным старостой всех выпускников Лита.

Дарья «Тихий пикет» Серенко заикалась об обесточенной коммуникации, осваивала средневековый миф, плакатствовала и совмещала в тексте Наташу Королеву с «Тату».

Выпускник 1997-го Андрей Чемоданов в нескольких стихотворениях обращался к нуару, агитировал за питие какао, повествовал о забывчивости маньяка и встрече с богом в космосе.

Елена Рюмина, выпуск 1988-го, рассказала, что была в семинаре Ал. Михайлова, который заканчивал Парщиков, и уверена, что ей повезло – потому как преподавал не поэт, а критик, ведь поэты более субъективны. Помимо своих эзотеричных стихов, Елена вспомнила «Мне кажется, страницы липнут к пальцам…» – о тех, кто не договорил и отдельно Арсения Тарковского – в связи с его днем рожденья.

Самым стебовым выступлением вечера был выход отличникоподобного в очках Дмитрия Герчикова, который не только не закончил Лит, но и не закрыл сессию, по его личному признанию. Полистилистичные, центонные, исповедальные вещи не все прошли гладко – описание «у меня… <…> розовыегубыволнистыеволосынаголовеволосынапахенемноговолосотпупкадопаха» было прервано некорректным вопросом слушательницы: «Долго еще?!». Другой голос: «А вам что, не интересно?» Дмитрий все же закончил: «река времен в своем стремленьи уносит все дела людей…», прочел «человек умирает…» и текст, начало которого нельзя не привести:

одним из самых важных поэтов для меня
является никита сунгатов и это потому,
что я именно хочу
его субъекта высказывания…

После этого, конечно, должен был выступать Никита Сунгатов. Исследователь современной поэзии исполнил то, с чем его в 17 лет принимали в Лит – «Ночью выходит Карл и будит Клару» – и, по просьбе Давыдова, то, что писалось уже «при глубоком погружении в революционную деятельность» – «Екатерина Волкова, певица и актриса…».

За футурологическим повествованием о смерти Лимонова и экспансии России последовал постмодерн с цинизмом и трагедией в варианте лайт – Григорий Петухов пропел текст к романсу «Исполняется с тяжелым сердцем» о воцерковленном нефтеброкере. Выпускница 2003-го, однокурсница Данила Файзова

Ксения Толоконникова прислушалась к предложению Петухова читать по одному стиху, чтобы не отнимать время у неформальной части вечера, и прочла свое филигранно-классическое, небольшое с бытовыми составляющими «Коротковата занавеска. / Геранью пучатся горшки…».

Мария Клинова, предполагающая закончить Лит в 2019-м, воспроизвела близкие к заумистским «Секс на другой планете» и «Я разбито | в зеркало смотрюсь».

Евгений Ухмылин, Лит-2015, не стал обращаться к собственному, а открыл сборник стихов своего мастера Инны Ростовцевой. Таким образом он выразил протест против увольнения самого адекватного, по его мнению, преподавателя.

В неформальной части под открытым небом произносили тосты за Горького, который придумал, что пролетарии должны учиться писать, а если не за него, то за Герцена, а точнее, Яковлева, которому принадлежал дом на Тверском бульваре.

– Смысл в нашем богоспасаемом заведении есть. Не только в том, что мы там водки много выпили; благодаря Литу мы все познакомились, – говорил Файзов. 

– Главную роль в развитии поэта и человека играет не Литературный институт, а сам поэт и человек. Что он к себе притянет, чем воспользуется… Замечательная библиотека, само здание, двор, который кто только не мёл, от Андрея Платонова до Андрея Чемоданова, подвал, где в свое время находилось общежитие Лита, в котором арестовали Наума Коржавина – эта атмосфера пропитана многим, ее можно чувствовать и пропускать через себя. Всё остальное зависит от человека. Да здравствуют поэты! – подняла бокал оказавшаяся здесь аксакалом Рюмина.

 

Антон Веселовский

 

2016ЗверевскийЛетняя сессия 

28.08.2016, 2794 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru