Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Публикация 11/2016. Стихи Линор Горалик

ПОЙДЕМ РАБОТАТЬ

I

* * *                       

. Гаврилову)

«Если нам удастся продержаться до того часа,
когда в монастырях начнется утреня, мы будем
спасены, ибо монахи начнут богослужение и 
сменят нас в молитве». (Филипп II Август)

Пойдем работать пионерами в юннаты:
ложиться парами в кружок по воскресеньям
и упоительно от зорьки до зарницы
фыфыркать демонам в коричневый животик →
      a там проснутся бенедиктые монахи
      и ну как станут с нами соцсоревноваться —
      а мы откинемся на алые простынки
      и надорвем себе животики густые.

 

* * *

О, мышка белая, скажи мне, что с тобой?
Уже заря, а ты еще в предродовой,
как вечером вчера была в предродовой,
как утром до того была в предродовой:
под предстоятельный веселый вой
кладешь дюймовочьи дрожащие поклоны
перед фланелевым тюком
с околоплодным сладостным душком
и всем заносчивым, заёрзанным простынкам
клянешься, что себя в невинности блюла,
читала Спока, сисинец пила,
что ты добрее всех в подпольном сером светее
и что белейшего из выживших в помете
отдашь в родильное — петь вечную хвалу
кровавым тряпкам на полу.

 

                                         П. Барсковой

А что жили нечисто и спали кучкой,
так у нас в белье завелась собачка,
а внутре у ней копошилась стая:
восемь голых душ и одна чужая.

А как стали мы громко делить заначки,
девять душ повыпали из собачки;
тех Господь прибрал, этих мать приспала,
а одна насобачилась и всосала:

и про то всосала, как мы сосали,
и про то, как проссали — но вдруг зассали,
как мы приняли серого, спели Lutum
и доели душу под Ленинградом,
как мы приняли жесткого под Варшавой
и проверили ощупью, кто здесь вшивый,
а как приняли умного под Сухуми,
то и сами
всосами.

Ах, собаченька, сука чужая, вшая, —
насосалась и выросла пребольшая,
пре-го-лод-на-я.
Глядь а мы тут лежим такие
беленькие, мягенькие, тупенькие,
кучкой сонненькие, пачкою никакие.
Ты и так зашла, и вот так зашла,
и вот так понюхала, и вот так зашла,
а поесть нас все-таки не смогла, —
                      не смогла,
                      не смогла,
                      побрезговала,
                      от духовного голода померла.

А мы приняли тихого, взяли тачку
и отправились, котики, хоронить собачку,
и пока копали, пока топтали,
ничего, ты поверишь, не принимали, —
                      бо хоть мы и ели, кого хотели,
                      бо хоть и [*** цензурировано в соответствии с законом РФ «О средствах массовой информации»], в кого попали, —
                      но ведь всё-то мы, котики, понимали,
                      всё-то мы понимали.

 

* * *

          В. Гандельсману

это я пшиу на шетсой брзде
недопоследней белой как ее плоксости
врмея есть у мнея это не то
я ещщ тут у мнея ест рот
кждаое урто я сбея проверят
рот трусы ботины палтьо
нотоорпил хлеб сыр молкоо стыд
этовсо еще тут тут
но вотвот патльо забреут
и потэму вот:
1. Господу слава во небеси;
2. Матерь небесная, не развидь меня;
3. Пахарь последней светлой моей борозды,
брось, поспеши к невесте до темноты
4. неотдам вам палто нетнет
5. Господи, какой стыд
5. я еще тт тут у мня был рот
6. нн отдам плато неотдам
5. мир наодрам
5. сыр 
6. Элджернону

 

II

ОПЕРЕТТА О НЕДУЖНЫХ МНОГИХ ИЛИ О ЕДИНОМ

О. Пащенко, С. Круглову

В небе над палатой на восемь нар 
Всенощная Зверь высоко поет
сладострастным голосом ектенным:
           «И за тех прошу, и за тех прошу,
          А всё мне кажется, что не за тех прошу:
          первый рце „Судно!“, пятый рце „Суда!“,
          третий просит себе на третий глаз бельмa →
                    я же и в оба вижу, что там, где плоть отстает от ран
                     (то есть перестает
                    приставать, спрашивать, что не так)
                    там заводится некоторый Фома —
                    мелкоклеточный, чешущий языком, —
                    и давай расчесывать языком
                    со своим стрептококком.
          Кто учил тебя, Томми, этому языку,
          этой наждачной вере в органолептику,
          во вложенье живаго вертлявого языка
          в любаго однакодышащего мудака?»

          Ф о м а, б а с о м:
          Господа Христа нашего па-поч-ка-а-а-а.

          В с е н о щ н а я З в е р ь:
          Господи! Видишь Ты этого мудака?
          Ты видал ли, Господи, эдакого мудака?
          Я прошу: хоть ненадолго
          боль его, перейди на меня:
          обмороком, липким мороком,
          подвздошным комом, едким болюсом,
          свинячим ужасом.
                    [*** цензурировано в соответствии с законом РФ «О средствах массовой информации»] тех, кто с диагнозом, —
                    судноходов, алголиков,
                    заклепанных во вся кампа́ны
                    анестезированных благосклонно
                    контрольным в спину;
                    лучше глянь на вот этого,
                    на вот этого, тепло одетого,
          хорошо одетого, языкатого,
          с девяносто пятью, понимаешь, тезисами
          и костылем
          железнодорожным →
                    вот у кого раскалывается голова
                    на такие слова и остальные слова,
                    вот кому ни судна, ни покрышки,
                    ни присяжной поблажки, ни папской сушеной плюшки,
          а только плоть до него доматывается,
          то подзуживает, то сукровится,
          ноет по утрам, воет вечером
          однокамерным контратенором с присвистом.

          П л о т ь:
          В левом боку — фьюить-фить-фить —
          в левом боку — фьюить-фить-фить —
          что-то  не так у меня.
          А ну, Фома Ганцович, глянь — фить-фить-
          а ну, Фома Ганцович, глянь — фить-фить-
          а ну, отлижи, а ну, убедись,
          что там действительно вход в провал,
          в неплотскую присную духоту,
          где даже твой копьевидный язык
          способен всего лишь фьюить-фить-фить,
          хотя в нем, — ломаном, полуживом, —
          давно ни косточки целой нет —
                    а я помолчу, а я помолчу, а я помолчу
                    тебе.

          Ф о м а, п р и ч а в к и в а я:
          Там глубже, глубже кто-то  скулит.
          Там глубже, глубже совсем горячо.
          О, я и сам бы туда сошел
          и каждого бóльного червячка
          за хвостик вывел на белый свет,
          предварительно здорово отчитав, —
          да что-то  вход пока тесноват →
                    а ну полижу, а ну полижу, а ну полижу
                    еще.

В небе над палатой на восемь нар
кто-то  прикрывает воспаленные глаза;
все его енотики тоскуют и не спят
все его лисята из терновника поют,
и не то чтоб глупости, а просто не о том:
          о каких-то мшанках на терновом языке
          о каких-то бяшках с языкатым ножевым
          о волчках, свивающих терновые венцы.
а он-то, между прочим, подписался не на то:
на сутки через трое минус двое выходных, 
а всей этой подстанции на это и наплевать,
для них он, понимаете, вообще не человек.
          Иди ко мне, Ектения, уж я с тебя спрошу
          полночную заутреню во славу кой-кого
           Первого, и Пятого, и трое глаз в одном)
          за Папу и за Маму и за тезис номер семь →
А только потом, красавица, не говори суду,
что это твое «Помилуй меня, родной» значило «Не подходи, родной,
нет уж, сиди, родной, там, где сидишь, родной,
а только слушай меня, родной, и кивай, родной,
тут не ругай, родной, а там не пугай, родной,
а в остальном, родной, не замай, родной».

                     о в к о  п р и х в а т ы в а е т  В с е н о щ н у ю  З в е р ь 
                    д в у м я  п а л ь ц а м и  з а  п е р е п о н к у  к р ы л а,  щ е к о ч е т 
                    е е  к о н ч и к о м  о г р о м н о г о  я з ы к а  п о д  п о д б о р о д к о м;
                    т а  п а н и ч е с к и  в е р е щ и т  н а  л а т ы н и)

          В е р х н и й:
          О девочка моя простая,
          о мышка черная простая,
          к чему чины твоей литии, —
                    скажи мне что-нибудь  просто-о-е,
                    проси мне что-нибудь  просто-о-е,
                    скули мне что-нибудь  просто-о-е,
                    визжи мне что-нибудь  просто-о-е -→

          О б о д р а н н ы й  В а р ф о л о м е й     ш е с т о й  к о й к и,  в н е з а п н ы м  ф а л ь ц е т о м):
          …как чье-то тело холосто-о-е,
          на лоне скушного поко-о-я
          в тревоге пламенного бо-о-я
          еще живо-о-о-о-е.

 

публикация месяца2016Горалик 

21.02.2017, 3229 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru