Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

41-е Жан-Жаковские чтения. Данила Давыдов

Открытие 14 литературного сезона (2017/2018)

Пуговица или расческа

Ни в пуговице, ни в расческе, разумеется, нет ничего страшного, мы же все-таки взрослые люди. Ну то есть в пуговице нет ничего страшного, если вы не смотрели «Коралину», а в расческе нет ничего страшного, если вы не читали сказок братьев Гримм. Впрочем, а была ли у Гриммов страшная расческа? Веретено было, расческа не вспоминается, но все равно что-то  настораживает. Казалось бы, чего настораживаться, речь идет вообще не о семантике, а о логопедии, это же совсем разные вещи, правда? Хотя когда человек, предлагающий четко произнести «пуговица», добавляет «мне надобно стеречь родную речь»  так тревожненько, а попробуйте произнести эту фразу нечетко — и станет совсем нехорошо) и присовокупляет какого-то инженера-гидравлика без пальца  зачем тебе рассуждать о беспалых гидравликах, если ты просто хочешь помочь ближнему улучшить артикуляцию?), это как-то  все… Однако есть подозрение, что это «как-то  все» плохо закончится именно для лингвистического чоповца, приставшего со своими пуговицами и расческами к существу, разговаривающему, во-первых, не факт, что с ним, во-вторых, на отсутствующем в природе и только внешне немного напоминающем романскую группу языке (стихотворение «скажи вот: пуговица. или…»).

Впрочем, слово «закончилось» малоприменимо к поэтической экосистеме Данилы Давыдова. Даже когда он предсказывает конец света. В том пространстве, где слова выполняют роль морских буйков, у Давыдова не заканчивается ничего — и наверное, можно сказать, что открытие очередного литературного сезона «Культурной инициативы» получилось крайне символичным. Еще и потому, что 41-е чтения случились аккурат через три дня после того, как автор разменял пятый десяток.

На Жан-Жаковских чтениях Данила Давыдов выступал с новыми стихами, а также с произведениями из еще не законченного прозаического цикла «Война». Воспринимать Давыдова можно двумя основными способами -быстрым и медленным.

Первый — ужасно соблазнительный, к нему располагает сама форма бытования давыдовских текстов в современном литературном процессе. Большинство реципиентов встречаются с ними либо в интернете, где процесс чтения, естественно, является частью мистерии поедания цифровой информации, либо на литературных мероприятиях, где слушатель неизбежно оказывается в создаваемом Давыдовым уникальном театральном микропространстве — а это место такое, что в нем не до анализа. От рефлексии немножко отвлекает транс, в который Давыдов умело погружает аудиторию всеми доступными способами, от заклинательного интонирования до иногда почти шаманских танцев, сопровождающих чтение. Ни ошибочным, ни ущербным, быстрое восприятие Давыдова не является. Кстати, замечательное свойство, похвастаться которым может далеко не каждый серьезный современный поэт.

«Быстрый» Давыдов — это суровое карнавальное приключение, и надеяться на вишневый сок и картонных драконов не стоит. Конечно, здесь есть и все радости ярмарочного говорения, и потешные роботы с инопланетными пришельцами, и рассуждения о благотворном влиянии ручного варана на ежедневные социально-бытовые межличностные практики, и именно та рифма на слово «Европа», о которой вы сейчас подумали. Но рифмы и роботы дело техники, а вот ощущение вселенной, выворачивающейся наизнанку и взрывающейся тебе в лицо спорами какого-то явно марсианского смысла… У Данилы Давыдова этому ощущению служит все — формальные «неправильности», которые неправильны не более, чем асимметрия в архитектуре лавкрафтовских существ, «слова-паразиты», прямо на глазах превращающиеся в иные формы языковой жизни, и фирменная давыдовская композиция с ударной мегавнезапной концовкой, после которой чувствуешь себя как Элмер Фадд, в тысячу первый раз получающий от Багза Банни молотком по голове. Вроде и голова, согласно мультяшной физике, цела, и можно, наверное, запомнить, что такое происходит всякий раз, когда ты приходишь в этот лес, и можно, наверное, уже догадаться, что этот чертов кролик природой не предназначен для того, чтобы ты его поймал… но все равно ОЙ!!!

И нет — когда лирический герой приходит к доктору лечить член, а доктор оказывается мистическим существом с восемью сотнями крыльев, золотыми ягодицами, потаенным хоботом, ложноподиями и нулевым уровнем толерантности, это не смешно. Это по-настоящему и это страшно.

А  «медленный» Давыдов — это то, что вы можете попытаться узнать, если все-таки решите поймать чертового кролика. Не жмуриться от этих повествовательных, философских и психологических взрывов пространственно-временного континуума, а аккуратно одну ногу поставить на докторскую ложноподию, другую — на очередной таинственный «вот и этот“, сделать шаг, другой — кричит мужык под окном /видимо димммммммммммммммммм / а я перечитываю фейерабенда / поэтому ему, наверное, / не очень я интересен» — «категорически не согласен с любым / он может быть кем-то  любим / но не согласен и с отдельными представителями / они могут оказаться незарегистрированными жителями“ — а вдруг они издохнут? / и что же делать нам / таким покорным, чутким / к их пожеланиям? — почему нужно оправдываться? / спрашивают практически все / потому что на небе нет радуги / и гелиоса на золотом колесе — а ты вот тут пророчишь / а им вон там нассать» — я, хоть простой российский робот, / но говорю: мы вас спасём — смотри, у пацана на майке крокодил — «она: ши патра натра ну / ши вама господ иста господ руса / я как-то  в этом всё не разобрался / но запись с диктофона, что ль, сотру. И сделать то, чего в принципе требует любой текст от любого человека, будь он хоть любим, хоть незарегистрирован — заселить этот пейзаж и построить по этому чертежу внутри себя все, что сможешь.

Тексты Давыдова требуют от читателя очень серьезных архитектурных навыков и ответственных решений. По этой причине мы пока ничего не будем говорить о его прозе, хотя процессы, происходящие в ней, ужасно интересны. „Я шёл по лесу и думал, что во не надо бы. Много чего, а это уж совсем. И довольно, да, довольно. Не молодой вроде уже. А с другой стороны так хочется. И думал я так, пока не встретил рысь“.

Мария Мельникова

Жан-Жак2017 

30.09.2017, 351 просмотр.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru