Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Перед книгой». Представление рукописи Анастасии Векшиной «Радио рай»

Звуки радио на перроне

8 ноября 2017 года в рамках цикла «Перед книгой» в клубе «Китайский летчик Джао Да» прошел вечер поэта и переводчика Анастасии Векшиной, прочитавшей стихи из рукописи своей будущей книги «Радио Рай».

Настя москвичка, но с 2007 года жила в Тарту, затем в Гданьске, и лишь недавно вернулась на родину. По образованию — филолог. Широко известна как переводчик польской поэзии, причем блистательно справляется не только с современными, поколенчески и мировоззренчески близкими авторами, но и с классиками ХХ века — Ч. Милошем, Т. Ружевичем, В. Шимборской. Как поэт начала публиковаться в 2001 году, но стихи ее преимущественно разбросаны по малотиражным сборникам и альманахам. Поэтическая книжка у нее пока одна — «Море рядом», вышедшая, как водится, крошечным тиражом и во времена почти незапамятные — в 2009 году.

На площадках «Культурной инициативы» Настя появляется нечасто — на моей памяти лишь дважды, и оба раза в паре: в 2011 году с Сергеем Преображенским, поэтом другого (старшего) поколения, образа мыслей и поэтики, и в 2013-м — со Львом Обориным, сверстником, другом и единомышленником. В этот раз она владела вниманием слушателей одна, лишь ненадолго уступив микрофон приглашенным ею же друзьям-поэтам Данилу Файзову, Льву Оборину и Даниле Давыдову.

На этом информационная часть моего сообщения заканчивается и начинаются личные впечатления. Да простят мне их субъективность, но единичное прослушивание большого количества стихотворных текстов не располагает к скрупулезному и объективному анализу поэтики автора — для этого потребна книжка, которую, смею надеяться, в скором времени буду держать в руках.
Так вот, весь вечер меня не покидало ощущение, будто я сижу не в теплом зале при порядочном скоплении народа, а на продуваемой всеми ветрами железнодорожной платформе незнакомого городка, неважно в какой стране — России, Польше, а может и вовсе Ирландии или Швеции. На видавшем виды чемодане. Всякий, кто путешествовал в одиночку и наобум, скажет: это не страшно, просто неуютно и немного тревожно. Придет поезд или нет? Если придет, то куда завезет?

Нет, в стихах, которые читала Настя, ничего (или почти ничего) не было ни про чемодан, ни про поезд. Просто представилось, что ее поэтический мир похож на такую станцию. Вокруг — жизнь: люди и вещи. Где-то в центре города Роман Иванович продает сувениры на площади. В окне дома напротив некая Лаура играет на укулеле и поет, а из другого слышны выстрелы и крики — идет боевик. Почти бесплотная старушка слоняется по террасе кафе. По дороге едет автомобиль, в котором ссорятся Саша и Женя. Или, наоборот, милуются Юстина и Адам. Это все — Настины персонажи, каждый из которых погружен в вязкую повседневность и не знает, что по сути он такой же неприкаянный пассажир на ветреном перроне. Знает автор — и про них, и про себя, про свое лирическое alter ego. И рассказывает об этом ровно и отстраненно.

Отстраненность не означает равнодушия. Только понимание, что так уж устроен мир, будь то Россия, Польша или даже Швеция с Ирландией. Это не страшно, просто неуютно и тревожно. А хочешь спокойствия и уюта — спи. Или слушай радио «Рай» (кстати, реально существующее):

всем кто в библиотеке на море в плену кому тяжело
включайте и слушайте загадочно как поют
радио рай излучает свое тепло
радио рай обещает вечный уют

                                      («Много сижу и смотрю или слушаю радио рай…»)

Следует сказать несколько слов и о поэтике Насти Векшиной. Похоже, один из ее секретов — гибкость поэтической техники, органичное сочетание свободного стиха с метрическим и акцентным, «мерцание» рифмы в диапазоне между регулярно рифмованным и белым стихом, плюс минимум утяжеляющих стих тропов и риторических фигур. Так рождается особый поэтический голос, прозрачный и прохладный, как балтийская волна.

В заключение — о трех поэтах, сыгравших на этот раз «свиту королевы». Буквально мелькнув на сцене, они, по крайней мере, успели показать слушателям три отличных от Настиной, непохожих друг на друга и при этом взаимодополняющих модели отношений поэта (точнее сказать — его лирического «я») с окружающим миром:

Мир, который рассыпается на глазах, и поэт старается одолеть его дискретность (Лев Оборин).

Мир, выстраиваемый вокруг себя самим поэтом и единственно для него значимый (Данил Файзов).

Мир, до которого поэту нет никакого дела (Данила Давыдов).

Повторю: все это — лишь субъективный взгляд. Кто-то, наверное, услышал иное. Так и должно быть, никому не дано угадать, «что хотел сказать автор». Но, полагаю, все услышали и почувствовали главное: поэзия, как говаривал непопулярный ныне классик, «существует — / и ни в зуб ногой».

Ольга Бараш

Китайский летчикПеред книгой 

13.11.2017, 291 просмотр.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru