Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Льва Оборина «Смерч позади леса» (СПб.: MRP, ООО «Скифия-принт», 2017)

Репортаж с барной картой

Я пришёл на вечер. Сидели, изучая барную карту, бессменные ораторы и наливаторы «Культурной инициативы». Они сидели и смотрели, как работает микрофон. Сидела и слегка была скошена пьяная компания посетителей у сцены. Файзов показал мне книгу, иллюстрированную стаканами виски и горами. Я представил, как это — быть в Шотландии, и позвал официанта пересохшим голосом. Потом подошел Оборин в своём округлом пиджаке и округлых джинсах и тут же вручил мне свою книгу.

Тонкая книга потом была прочитана мной в дороге, но тогда я получил эту книгу, как только он подписался ( «дорогому Вадиму, которого читаю часто с восхищением»).

Мне кажется, название книги «Смерч посреди леса» не случайное, и презентация именно в таком месте, потому что это душное подвальное помещение. Надо сказать, что в  «Китайском летчике», где кто только не устраивает вечера, всегда есть ощущение некоторого андеграунда, какой-то утопленности в землю. И даже веранда не создаёт ощущения неба и выхода в свет, так как это тоже часть решеченного места.
Мы сидели за столом с Мурашовым и Стёпой и говорили об уникальности того, что человек произносит.

Странная компания как будто из летейских мест пила перед началом вечера, они медленно ходили, говорили и как будто совершенно не совершали движений. Мы оборачивались в их сторону. Я напротив, думал, было бы неплохо, если бы они остались и в середине выступления Льва Оборина один из них бы упал или просто отклонился и стал бы водить куда-нибудь руками, или просто потерял связь с внешним миром и стал вести себя крайне неадекватно. Это бы совершенно испортило вечер Льва.

Но компанию перенесли. А потом комната стала наполняться людьми, пришли Львовский, Корчагин, Лесин с компанией, Давыдов, стали прибывать и остальные. Скоро весь зал понемногу заполнился людьми.

Затем был сам вечер:
Оборин стоял и читал минут двадцать свои тексты в одной интонации, как показалось, хотя, если открыть книгу, его стихи имеют множество различных нот и интонаций. Там читается какая-то ритмическая история, возможно из музыки или поэзии, неважно, а возможно, это в ряде случаев из перевода, или из стиля, выношенного нашим переводчеством с английского языка. С другой стороны, мне казалось, это лёгкая грусть семьянина.

Странно и даже печально, что часть текстов пропускалась автором. Он часто пропускал стихи, что было странно, так как книга небольшая. Это наталкивало на мысль, что Лев был не готов в эту минуту соединить эти стихи, которые не прочитал, с прочитанными или говорить от лица людей, от лица которых он написал эти стихи. И какое-то действие, надев маску Льва Оборина, он не готов был совершать. Но возможно в его живом журнале «трепанг» эти стихи смотрятся более органично наравне с интервью, клипами и с передачами с его участием и с участием звёзд эстрады и разными приметами его деятельного досуга.

О стихах:
Стихи Оборина — это пространство перемен, в которых участвует мир, все вещи земли, включая человека. Этапы времени, прорастания смолы, как этапы жизни самого человека, вовлечённого в бездушный мир, а не вовлекающего мир в сеть своих спекуляций.

Шарик с избушкой и снежной крупой
что в электричке продал слепой
рабский продукт сопредельных стран
будет твой талисман

Шарик с избушкой который разбить
травы увянут умолкнут дрозды
пусть треугольники кровель снег
впитывают во сне

Спать — обитателям и дворам
вписанным в перечень диорам
корпус четыре второй этаж
двадцать седьмой стеллаж

            ( «Едешь ли летом на дачу к друзьям»)

Хоть и не всегда очевидно, Оборин близок (странной близостью) к поэтам-профанаторам вроде Веры Полозковой, не являясь таким же точно поэтом-профанатором, но являясь близким по интонации высказывания, которая объединяет профанацию текста Бродского (его интонации и структуры) с короткой формой. У Льва идут постоянные эксперименты с формой, в первую очередь, работа с более укороченными высказываниями в этой заданной парадигме. Стремящийся к минимализму короткий стих, вмещённый в интонацию, наоборот, во многом отличает Оборина от ряда смежных фигур. Я бы не удивился, если бы Лев стал автором книги для детей.

* * *

Вот Ницше падающего подтолкнул,
а падающий упал и отжался,
ночью в комнату Ницше пробрался
и одеяло ему подоткнул.

Двадцатиминутный вечер закончился чествованием книги, издателей и участников. После было много круглых и кислых вещей, вроде лука, сельди и рюмок. Константин Ворович говорил о непонимании с Мурашовым. Степан Кузнецов мог вставить иногда свое веское слово. Могли быть разные ответы. Я ел лук и пил холодную водку.

Вадим Банников

КнигИПрезентацияЛьвовскийЛев ОборинФайзовКорчагинДавыдов2017 

27.10.2017, 438 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru