Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

52-е Жан-Жаковские чтения. Алёша Прокопьев

Со своего голоса

Алёша Прокопьев больше известен любителям поэзии как переводчик европейских авторов: Георга Тракля, Георга Гейма, Райнера Марии Рильке, Фридриха Ницше, Пауля Целана, двух нобелевских лауреатов по литературе, Тумаса Транстрёмера и Герты Мюллер etc. Между тем, он давно уже состоялся как поэт и на прошедших Жан-Жаковских чтениях выступил именно в таком качестве, что само по себе редкое событие. Муза лирической поэзии Эвтерпа посетила Прокопьева задолго до того, как он всерьёз увлёкся художественным переводом:

Альба

Поднимайся, звезда, что в чуланной пыли обитала.
Что земля мне, что круглое небо — всё мало и мало.

Детский страх перерос допустимые возрастом шутки.
Нам отпущены сутки на все между сном промежутки.

Между сном и любимой — туман, пелена снегопада.
Я прошу эти звёзды не падать, не надо, не надо.

Поднимайся, звезда, и в глазах растворяйся до блеска.
Кто-то бьёт по утрам, как отчаявшись, ломом в железку.

Оттого не забыть, сколько этих железок минуло,
Что железное утро нас весело перешагнуло.

И пошло куролесить по лестницам, скверам, площадкам.
Поднимайся звезда, проигравшая детским лошадкам.

Это стихотворение вошло в первый поэтический сборник тогда ещё Алексея (а не Алёши) Прокопьева «Ночной сторож», выпущенный в 1991 году издательством Carte blanche. Правда, оно не было прочитано 26 февраля в Жан-Жаке. Зато другое стихотворение из этого сборника, на мой взгляд, знаковое для мироощущения автора, Прокопьев собравшимся представил (привожу здесь первую его часть):

Метаморфозы

Я стану прозрачным от мыслей, от их свеченья,
когда надо мной закачается виолончельный
мятущийся воздух густой; и, уже безучастный
к обиженным ближним, увижу: из листьев сочатся
туманные капли.
Мы все понемногу ослепли.
С момента рождения — в дымные падаем петли.
И всё же, за воздух держась, ни на что не надеясь,
на что-то  надеемся, то есть: сжигая, как ересь,
отцветшие звуки и жёлтые запахи, помним
о прежних препонах. В пруду отражаются сонмом
всё те же обиды. Войду в эту темную воду,
и деревом выйду, и встану от леса поодаль…

1990-е — время, когда Прокопьев уже ступил на переводческую стезю (к слову, именно в его переводе произведения Георга Тракля впервые предстали взору российских читателей в виде книги, опубликованной в 1994 году) и продолжал писать стихи. В 1995-м был издан его второй поэтический сборник «День един» (М.: Линор), из которого автор прочитал «Балладу об удмурте», начинающуюся так:

Снег скрипит под ногами: март… март…
а за чёрной чертой, в амальгаме,
миллиарды бильярдных морд, —
тычась в лед, но с той стороны Луны,
где морям и пустыням мы верить должны
только на слово, —
всё твердят о каких-то нашествиях орд,
и сидит под сосной удмурт,
в сердце зарево унялось,
белка, милая, лё-лё-лё,
волк, медведица, заяц, лось:
маслу — маслово…

Третья книга стихов Алексея Прокопьева «Снежная Троя» вышла в поэтической серии клуба «Проект ОГИ» в 2003 году. Поскольку в дальнейшем печатных изданий его стихов не было, автор предложил вниманию слушателей и более поздние произведения. Например, написанный за неделю цикл «Метафизика одежды». Первое стихотворение в нём такое:

* * *

Оттепель.
Трещат трещотки.
Ветер.
Всё слышней подземка.
Тётки — тёртые, как щётки.
Озадаченная немка.

Щётки в щель сгоняют воду,
щёлкают нравоученьем.

Псы идут по переходу,
увлечённые влеченьем.

То ль от нежности,
от водки —
тают (и повсюду лужи),
то ль, страшнее полукружий
воду черпающей лодки,
в девичьих глазищах — кроткий
ужас плещет.

Хлещут плётки.
Вкруг лодыжек жмут всё туже
сыромятные колготки.

И ритм, и поэтика этого цикла заметно отличаются от более ранних стихотворений Алёши Прокопьева. Другое стихотворение «Метафизики одежды» написано сапфической строфой под влиянием его друга Григория Дашевского:

* * *

Под сухим огнём перекрёстных взглядов
по фойе цветочного магазина
долго человек-невидимка ходит —
с трубкой потухшей.

Зрелище печальное, что тут скажешь…
потому невеселы продавщицы,
словно бы одежды своей стыдятся
порномодели.

Им бы униформу к чертям собачьим,
голыми пройтись перед этим фруктом,
от стыда сгорел чтоб — одна загвоздка:
вдруг не заметит.

Алёша Прокопьев пробует разные ритмы, размеры, приёмы. К сожалению, в рамках этого краткого обзора нет возможности привести все примеры его творческого поиска.

И хотя стихописание со временем неизбежно отошло на второй план, для многих Прокопьев по-прежнему интересен как поэт, а не только как переводчик. Справедливо и то, что его переводы поэтов разных эпох отличает знак качества, и без них, по словам ведущего Жан-Жаковских чтений Юрия Цветкова, «многие прекрасные вещи не доходили бы до нас».

Анна Уженцева

Жан-Жак 

09.04.2018, 460 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru