Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Стихи. Авторское/актёрское прочтение. Поэзия ХХI век»

Низкая громкость

В советское время существовало такое расхожее понятие «на выход» — имелась в виду одежда для торжественного случая. По ресторанам особо никто не ходил, так что выходное надевали на свадьбы, похороны, для походов на концерты и в театр. Теперь не принято одеваться празднично, даже идя на спектакль. Модно снижать пафос. И в этом повсеместном снижении яркости и громкости, видится попытка сфокусироваться на сути происходящего, в том числе и на сцене. А сцена 9 декабря, по всей видимости, была выбрана по контрасту к текстам. Третий вечер из цикла «Стиxи Авторское/актёрское прочтение» на этот раз назван был громко — «Поэзия XXI век», и этому способствовали новые стены.

Настоящая, сильная поэзия (скажем это тихим голосом), иногда либеральная, идущая со сцены торжественного, почти придворного театра «Et Cetera» в исполнении актёров, да ещё и в присутствии поэтов-авторов — матрёшка со множеством составляющих. Каждое следующее раскрытие может поменять смысл звучащего слова (здесь нужно разъяснение и оно обязательно будет сделано ниже).

Когда мы собираемся в театр, внутри начинает булькать и покалывать — это предвкушение праздника, выпестованное прошлым, которое не у всех было, но всяко передалось. Ген праздника работает на внимание, готовит к многочасовой концентрации (мы можем глядеть на сцену, не отрываясь), в этом несомненный плюс перенесения поэтических чтений в театральные стены. Минус — в контрасте, который с самого начала бросался в глаза, в разнице между официальным и сокровенным. Скорлупа эклектичного здания отталкивала: гранит стен, мрамор ступеней, охрана, консьержи, учтивые лифтёры чуть ли не в ливреях. И вдруг маленький, уютный зал с мягким приглушённым светом. Чувствовалось приподнятое настроение публики и тревожная готовность участников, сидевших на самой сцене, среди стопок книг, и за столиками, расставленными полукругом. Актёры выходили на сцену, читали стихи присутствующих поэтов. Их сменяли поэты или звучала запись — театральное приглашение, авторский ответ, длинный список авторов, длинный вечер, но спланированный и случившийся, несмотря на прыгающую резкость фокуса.

Чтение началось стихами Сергея Гандлевского в исполнении актрисы Марии Милешкиной, удачно поучаствовавшей в подобном прошлогоднем вечере. Помнится, как она читала Ксению Чарыеву — мурашки бегали по коже. А тут со второго же текста не заладилось. Вообще весь вечер что-то  мешало актерам настроиться. То ли сцена сыграла злую шутку, то ли волнение. Может быть, при прочтении настоящего нужно быть не столько артистом сцены, мхатовской примой, сколько киноактёром? Краски должны быть сдержаннее, суше, точнее — не играть слово, фразу, а понимать, о чём текст, принять опыт, превратить чужую память в свою. Стихи больших поэтов (скажем это ровным, спокойным голосом): Сергея Гандлевского, Дмитрия Веденяпина, Михаила Айзенберга, Алексея Цветкова, Марии Галиной, Ирины Ермаковой игрались по слову, украшались чрезмерно. Несмотря на очевидное обаяние актёров, всеобщее приподнятое настроение, попадания почти не случалось. Смысл терялся в декламации, в красивостях. И дело было не только в голосе. Театр изначально визуален. Молодые, яркие, бойкие, открытые в своей наивности актёры хотят показать себя, хотят быть первичнее текста, и это понятно, это естественно в случае театральной драматургии, но неуместно в поэтическом чтении. Помните как у Толстого: «Графиня Безухова была на этом бале, затемняя своей тяжелой, так называемой русской красотой утонченных польских дам».

Броское (даже с точки зрения внешнего) мешало, перетягивало внимание, меняло акценты, а иногда и вовсе опошляло строчки, как в случае со стихами Тимура Кибирова в исполнении Глеба Урекина. Хотелось тонкости, хотелось понимания. В текстах лёгких, ненасыщенных, достичь интонационной точности было проще. В этом смысле повезло молодым Айгель Гайсиной, Егору Санникову, невесть откуда попавшим в ряд с признанными поэтами (уверенно и спокойно). Любой современный, уже состоявшийся молодой автор счёл бы за честь оказаться на одной афише с мэтрами, но со стороны счастливчиков ответственности не чувствовалось. Тексты провисали, не выдерживали и самой лёгкой профессиональной критики. Однако именно эта несостоятельность позволила актёрам проявить себя и наполнить тексты эмоциями. Игра Татьяны Владимировой, Глеба Данилова здесь не была избыточной, а наоборот, обогащала, привносила недостающие смыслы.

Понять сильный текст, впустить в себя, присвоить, и рассказать уже от первого лица, по большому счёту, удалось только Кириллу Лоскутову (стихи Гандлевского и Гуголева). Кажется, и у Марии Милешкиной в конце вечера получилось попасть в текст Николая Звягинцева.

Самое удивительное, что больше всех не повезло живым классикам. Стихи Михаила Айзенберга попытались озвучить Глеб Урекин и Глеб Данилов. Лучше бы не пытались, ей богу! Сначала и  «Гогу» Ирины Ермаковой расчленили на отдельные фразы, но в конце текст взял своё. Таково действие настоящего: точный звук, как хороший настройщик, способен изменить материю.

Когда после представления актёров на сцену выходили большие поэты и читали свои стихи — спокойно, не педалируя, — зал замирал. Кто-то брал иронией и попаданием, как Юлий Гуголев, Мария Галина, Виктор Коваль или Иван Волков. Кто-то обволакивал тонкой элегантностью, как Дмитрий Веденяпин, Ирина Ермакова, Николай Звягинцев или теплом и открытостью, как Данил Файзов и Юрий Цветков. Кто-то поражал полнотой, точностью, спокойствием и напором, как Михаил Айзенберг и Сергей Гандлевский. В любом случае, самодостаточный текст говорил сам за себя, заполняя пространство театра, пробираясь внутрь слушателя, меняя его мир изнутри (почти шёпотом, стесняясь прямого высказывания).

На вечере несколько авторов не смогли присутствовать и прозвучали в записи: Цветков, Кибиров, Рубинштейн, Боева. Не xватало только Нины Искренко, голоса которой не соxранилось. Последнюю удачно озвучила Евгения Вайс.

какими-то замечательными стихами (Юлий Гуголев, Лев Рубинштейн, Иван Волков, Нина Искренко) актёрам удалось справится лучше в силу изначально заложенного юмора. Игра здесь была уместна, особенно когда из зрительного зала вдруг выскочил возбуждённый очкарик (актёр Евгений Шевченко) и рассказал «Родословную» Рубинштейна. Сложный для исполнения и даже для прочтения материал был поднят и с точки зрения драматургии, и с точки зрения осмысления. А с текстом Виктора Коваля приключилось совсем уж интересная штука. Кирилл Щербина несколько раз попытался прочитать его как рэп, щёлкая пальцами (ему помогали все участники), пристукивая каблуками, но забывал слова, возвращался к началу, снова пытался войти в ритм, снова ошибался, но так это было честно, весело и естественно, что только сняло усталость от длинного вечера, расположило публику и украсило представление.

Зрители аплодировали актёрам и поэтам и до, и после чтения. Публика была так доверчива, так соскучилась по стихам, что глотала всё происходящее с благодарностью. Стало быть, стоит устраивать такие вечера, выходить к новым слушателям-читателям из тесных литературных клубов и смотреть со стороны, как живёт поэтический текст.

Сцена сама по себе акцентирует внимание, что необходимо для восприятия наполненого текста, где слово самодостаточно. Стихи как источники смысла — прочитанные, озвученные и услышанные, могут обогащать и менять восприятие жизни так, будто описанное в них случилось с вами. Память слуха может прирасти к вашему собственному опыту — в этом сила настоящего текста, верного прочтения.

Интересно, что по поводу чтений сказали бы сами поэты-участники вечера и какова всё-таки та частота, на которой можно поймать точный поэтический звук с обеих сторон от рампы. И пока нам неизвестен точный ответ, «давайте негромко, давайте вполголоса!»

Елена Дорогавцева

Et Cetera 

20.01.2017, 992 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru