Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Незабытые имена». Владимир Герцик, Презентация книги Владимира Герцика «Инструкции для правого полушария. Стихи, статьи, манифесты» (М.: Новый Хронограф, 2021)

30 апреля, в пятницу, в цикле «Незабытые имена» прошёл вечер памяти Владимира Герцика (1946–2019). В этом году ему бы исполнилось семьдесят пять лет. День рождения был в марте, и как раз в этот день Александр Воловик получил тираж второй книги[1] Владимира Герцика «Инструкции для правого полушария. Стихи, статьи, манифесты», которая была подготовлена его трудами и трудами друзей. Собственно, в марте книга была представлена в клубе «Подвал №  1», но по известным причинам полноценной презентации не получилось, поэтому решили сделать ещё одну, в Зверевском центре современного искусства. Готовили вечер и выступили ведущими Елена Семёнова и Александр Воловик. Очень приятно, что в процессе подключилась и помогла в организации «Культурная инициатива». И вечер, за исключением технических накладок со звуком, получился весьма тёплым и душевным.

В общей сложности выступили где-то  человек пятнадцать знавших Владимира Герцика. Приехавший практически ко дню презентации из Германии поэт, прозаик Борис Шапиро рассказал о ЛИТО «Кленовый лист», которое они организовали в МГУ в 1960-е годы, о том, как их шпыняло КГБ, о школе пресемантики, созданной им вместе с Герциком, и о сути их философских расхождений относительно природы поэтического слова.

Поэт, культуртрегер Игорь Сид выразительно, почти театрально прочитал цикл «Мадагаскарские хокку» Владимира Герцика: «Слушай, там даже / Черепахи лучисты — / В Мадагаскаре…», «Кистеперая / Рыбка с Мадагаскара, / Прабабка моя!».

Поэт Александр Курбатов вспоминал весёлые и курьезные случаи во время краеведческого похода, в котором участвовал Володя.

Поэт, прозаик Владимир Тучков выступил с рассказом о неразлучный товарищах — Герцике и Воловике.

Поэт Ольга Сульчинская открыла ещё одну сторону таланта Володи — увлечение психотерапией. В 1990-е они вместе учились в Высшей школе психотерапии. Герцик был очень тихий и очень курящий, и улыбчивый, и у него там было прозвище Кришна.

Почтил вечер своим присутствием и выступил поэт, редактор первого поэтического журнала в России «Арион» Алексей Алёхин, который публиковал Герцика, он вспоминал его манеру чтения.

Поэт, художник-акционист Света Литвак показала раритетное видео конца 1990-х, где ещё худой и коротко стриженый Герцик читает легендарное перформативное стихотворение «Я памятник себе воздвиг…».

Видеообращение с интересным литературоведческим осмыслением творчества Володи записал для вечера поэт, критик Илья Кукулин: он в числе прочего отметил его связь с битниками и ленинградской неофициальной арт-группой «Хеленукты», точнее, уже с её последователями.

Привет из Японии прислала филолог, переводчик, славистка Вакана Коно, которая переводила его хокку на японский язык и публиковала в японских журналах. Она ещё раз подтвердила, что Герцик хорошо знал и любил японскую и китайскую культуру.

Был зачитан текст поэта Юрия Перфильева «Если бы Герцик вёл дневник».

Свой длинный проникновенный верлибр о необычных похоронах Герцика прочитала поэт, критик Людмила Вязмитинова (хоронили его как настоящего нонконформиста — в простом деревянном гробу, похожем на ящик). К слову, по завещанию поэта, прах его был развеян над Плещеевым озером, там же был развеян прах его супруги, поэта, прозаика Ирины Добрушиной.

Елена Семёнова рассказала о завораживающей атмосфере дома Герцика, где было много вещей, связанных с Востоком, например импровизированный алтарь с Буддой Авалокитешварой, о нескольких интервью, сделанных с ним для «НГ-EL» (одно из них вошло в книгу), о том, что благодаря мироощущению Герцика она ощутила, что поэзия — это абсолютная свобода без всяких границ. Она же показывала презентацию из фотографий с Володей, фото, сделанные им самим, и небольшие видео последних лет, где он записывал свои стихи на телефон.

Галина Добрушина привезла семь абстрактных картин Володи, вставленные в рамки, и они висели на стенах во время вечера.

О Герцике также вспоминали его близкий друг поэт, бард Анатолий Кричевец, поэты Дмитрий Тонконогов, Ирина Ермакова, Виктор Мурзин.

Один из гостей рассказал, что ему показалось, будто Володя во время вечера сидел на крыше и похихикивал. А может быть, даже и от души хохотал. Кстати, в одном из последних показанных видео Герцик почти не был в кадре, зато за кадром камертоном звучал его хохоток.

Елена Семёнова


Сокращенный вариант статьи Елена Семёновой под названием «Хохоток за кадром» опубликован в приложении к «Независимой газете» «Ex libris» 12.05.2021


Да, иногда не надо понимать

30 апреля в Зверевском центре современного искусства в Москве состоялась презентация книги Владимира Герцика «Инструкции для правого полушария». Вова Герцик ушёл 17 апреля 2019 семидесяти трёх лет от роду. Эту книгу он вынашивал много лет, а доделали её два года спустя друзья, прежде всего Александр Воловик и Юрий Перфильев, и ещё, и ещё, и ваш непокорный слуга тоже старался.

Лена Семёнова и Саша Воловик блестяще провели презентацию книги как вечер памяти. Каждый из семнадцати выступавших, вспоминая о Герцике, то лучил его улыбку, повадку, манеру речи, сарказм, очарование взгляда, то воспроизводил несколько любимых строк, то просто давал несколько бытовых зарисовок, то говорил о его отношении к религии, о неожиданном для многих успехе Вовы Герцика как психотерапевта или как буддистского гуру, или как теоретика литературного процесса, или как поэта, превозмогающего границы жанров.

Вспомним стихотворение Анны Ахматовой 1940 года:

* * *

Когда человек умирает,
Изменяются его портреты.
По-другому глаза глядят, и губы
Улыбаются другой улыбкой.
Я заметила это, вернувшись
С похорон одного поэта.
И с тех пор проверяла часто,
И моя догадка подтвердилась.

Сегодня я тоже — в который уже раз — пережил явление постум-изменяющихся портретов, на этот раз в собрании в связи с Володей Герциком. Многое сократилось в наших воспоминаниях или отошло на второй план, но выкристаллизовались три главных стержня его жизни: собственно поэзия, буддизм и пресемантика творческого процесса. Эти три главных стержня невозможно просто иметь, ими можно только жить.

Автопоиэтическое[2], то есть самосозидательное творчество направлено не только на самосозидание стихотворения, которое приходит и использует поэта как инструмент для того, чтобы им, поэтом, написать себя. Но и поэт развивает, меняет себя с каждым стихотворением, иногда меньше, иногда больше, но обязательно развивает, а иначе он не настоящий. Поэтическую силу настоящего поэта Владимира Герцика воспринимаем в новом ракурсе «изменившегося портрета» и ценим теперь уже и по его второй книге «Инструкции для правого полушария».

Как буддист Герцик достиг редкой для живущих в нынешней России компетентности. Говорил он о своём буддизме легко и ненавязчиво, сопровождая пояснения элегантными и убедительными жестами. На моей памяти он часто цитировал из поучений Будды Шакьямуни[3]: «Нет пути, ведущему к гармонии, гармония и есть путь». Или: «Строители каналов подчиняют себе воду, лучники подчиняют себе стрелу, плотники подчиняют себе дерево, мудрецы же подчиняют себе самих себя». Или: «Нет преступления страшнее, чем ненавидеть».

Или из трактата «Мадхьямика-Шастра» (Учение срединного пути) теоретика буддизма Нагарджуны: «Есмь не брошен, не достигнут, не отрезан и не вечен, не разрушен и не возникший; это называется нирваной».

Одной из центральных тем стала для Герцика тема поэтической пресемантики. Моя концепция музыкальной пресемантики возникла в 1964 году. Она состояла и состоит в том, что моя поэтика опирается (не всегда осознанно) сначала на музыкально самоорганизующийся звук. Эта музыкально самоорганизованная звуковая композиция проникает в душу и становится важной, но ещё досмысловой, пресемантической частью, инфраструктурой в себе-поэте. Потом она постепенно обрастает словами в контексте вполне приземлённой жизни, наполняясь смыслом, иногда предвкушаемым, иногда неожиданным. Такая поэтика характерна вовсе не для всех поэтов, но наблюдается она у многих и, по моему мнению, прежде всего, у лучших.

Вове понравилась идея, что сначала возникает некая досмысловая, пресемантическая инфраструктура, которая вполне самостоятельна и потом постепенно обрастает словами и приобретает тем самым смысловое наполнение. Но он резко возражал против определения «музыкальная».

Вова всегда утверждал, что он не музыкален, что он активно не любит музыку, особенно классическую, потому что всё его детство жил стенка в стенку с общежитием московской консерватории и не знал, куда деться от какофонии музыкально-студенческого бытия.

На самом деле это миф: Вова очень музыкален. Его собственная поэзия прекрасно соответствует именно музыкальной пресемантике. Острота ума и музыкальность звукописи его произведений — вот эти два ключа, как два крыла, возносят грамотного читателя и с высоты птичьего полёта раскрывают перед ним весёлую панораму самоиронии и самосозидания, самообольщения и самокритики, смыслоупоения и трезвости оценки себя, тебя и всех нас. Короче — никуда Вова Герцик не ушёл, а только рассеялся по нас.

Рассеялся по нас, и дым столбом. А дальше читайте, друзья, две его замечательные книги, «Лиловую колбу» 1992 года и  «Инструкции для правого полушария» 2021-го, а также всё, что доступно в интернете, и помните: он понял, что «иногда не нужно понимать».

Борис Шапиро


Единственная прижизненная книга Владимира Герцика «Лиловая колба» вышла в Германии в 1992 году.
От древнегреческого αὐτός ауто- — сам, ποίησις — сотворение.
Привожу то и так, как запомнил.

Зверевский центр 

17.06.2021, 943 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru