Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Марии Степановой "Киреевский" (СПб, Пушкинский фонд, 2012)

Главный молодой поэт России презентовал главную поэтическую книгу года на главной литературной площадке Москвы.

 

Вот вам, уважаемый отдел культуры «Русского репортера», давшего недавно портрет Ольги Седаковой на обложке и подзаголовок к интервью с нею «Во что верит и на что надеется главный поэт страны»!

И это не означает, что автор почему либо против самой Ольги Александровны или ее стихов. Автор, скорее, против броскости и журналистского наскока. А книга Марии Степановой «Киреевский», которую она презентовала 27 марта в московском клубе «Дача» — бывшем пристанище телешовских «сред» — действительно, явление особое. Убежден, что вокруг нее еще будет немало критических споров. Пока же можно отметить одно: Степанова как бы вернулась к поэтике «Песен северных южан». «Как бы» — потому что возврат произошёл, как нас учит великая диалектика, на ином качественном уровне. Поэтика Степановой, используя фольклорные формы, одновременно отталкивается от них и перечеркивает их. Для чего? – ну хотя бы для того, чтобы на изломе и отрицании прорваться к новому способу говорить. Но, сдается мне – не только для этого. Я где-то  уже писал, что такой способ стихосложения предполагает одновременно призывание неких хтонических, первобытных сил – и построение защиты от них. «Левым рукавом махнёт» — и тут же «правым рукавом махнёт». Зачем, спросите вы, махать левым рукавом, тем самым невольно прибегая к маханию правым для устранения последствий первого действа? – да затем, что иначе – ровная, ничем не возмущённая поверхность воды, тишь, гладь и божья благодать. Затем же, зачем убитого богатыря сначала поливают мёртвой водой, а уж потом дают испить живой. Или, говоря о безмятежном, удобном и противоположном степановскому методе стихописания словами Николая Глазкова, «полезен также унитаз, / но это – не поэзия».

Упомянутый же иной качественный уровень – это переход от работы большими мазками (читай – нарративом «страшных сказок») в «Песнях» к работе пуантилистской, на уровне словосочетаний, вкраплений и цитат, в «Киреевском». Так получается тоньше. Но если вчитаться – страшнее.

Книга состоит из трех частей: первая, «Девушки поют» — песни-рассказы самой МС про «жисть». Здесь есть и прямые отсылки к «Песням северных южан» ( «Мать-отец не узнали..“ и “- Ах, мама, что у нас за дворник…»), и «сиротские» песни-жалобы, и вариации на известные по застольному хмельному пению темы ( «Мы бежали-бежали…» отсылает к «По тундре, по железной дороге»). Вторая, собственно «Киреевский» — сборник десяти «народных» песен as seen by МС. Тут стилизация выворачивается наизнанку, собирается над головой, подобно туче грозовой, завершаясь надрывной «Там стоит-стоит олень» и грозной «Собираются последние песни». Третья, на мой вкус – самая яркая, часть книги – «Подземный патефон». Это отражение всем известных мелодий с патефонных пластинок сюда попала, например, и «Рио-рита») в какой-то тёмной глубине мещёрского озера, дно которого устлано павшим листом, а местные шушукаются, что, может, дна-то никакого и нет, а есть ход в подземное царство…И, в завершение, «Четыре оперы и два стихотворения» — мощный, но не без лукавой улыбки порою, выход в совсем уже метафизику.

После всего сказанного остается добавить немногое. Что в зале яблоку негде было упасть, а это на московских поэтических вечерах бывает не столь уж часто. Что замечательная манера чтения Маши – глубоким, но ровным и как бы отстраненным голосом – манера, удивительно соответствующая духу ее поэтических текстов, никуда, слава богу, не делась. Что чтение проходило одним куском, и все внимательно слушали, не перебивая и не выкрикивая ( «и будьте мне премного благодарны / за то, что пять минут никто не ржал» — Ю.Мориц). Что и фуршет по окончании чтений отличался какой-то особенной доброжелательностью. И – пожалуй, что интересно будет вскоре сравнить вышедшую книгу Степановой с готовящейся к печати повестью в стихах другой Марии – Галиной – «о Лизе» и, наверное, с какими-то новыми объемными поэтическими текстами минчанина Дмитрия Строцева и уже упоминавшейся Ольги Седаковой. Потому что, при всем различии творческих манер, пожалуй, только эти четыре современных русских поэта (впрочем, я бы, с некоторыми оговорками, прибавил и Аллу Горбунову) могут с одинаковой легкостью глядеть в бездну и тут же переводить взгляд на небеса. 

Геннадий Каневский

Дача на ПокровкеПрезентация 

25.04.2012, 7210 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru